Малозначительность деяния в уголовном праве: признаки и формы

Винокуров Виктор Николаевич, кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного права и криминологии Сибирского юридического института Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков.

Согласно ч. 2 ст. 14 УК РФ не является преступлением действие (бездействие), хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного УК РФ, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности. Для признания деяния малозначительным необходимо, чтобы оно обладало всеми признаками состава преступления (формальное основание) и не представляло общественной опасности (социальное основание) <1>. А.П. Козлов, полагая, что понятие малозначительности приводит к злоупотреблениям на практике, предлагает отказаться от него, поскольку есть иные способы реагировать на малозначительные деяния, например положения ст. 64, 73, 75 - 76 УК РФ <2>. Однако применение ч. 2 ст. 14 УК РФ по правовым последствиям отличается от применения положений, предусмотренных ст. 64, 73, 76 УК РФ. Поэтому вряд ли стоит отказываться от наличия в УК РФ понятия малозначительности деяния, но при этом следует четко определить его границы.
--------------------------------
<1> См.: Мальцев В.В. Малозначительность деяния в уголовном праве // Законность. 1999. N 6. С. 17.
<2> См.: Козлов А.П. Понятие преступления. СПб., 2004. С. 769 - 771.

В теории выделяют два вида малозначительности деяния: во-первых, когда совершенное деяние является административным правонарушением и, во-вторых, когда совершенное деяние не является административным правонарушением <3>. Представляется, что отнесение к малозначительному деянию административных правонарушений не совсем обоснованно, поскольку такое широкое понимание малозначительности деяния размывает границы преступного и непреступного поведения. Более обоснованно относить к малозначительным деяния, не влекущие административной ответственности.
--------------------------------
<3> См.: Колосовский В.В. Теоретические проблемы квалификации уголовно-правовых деяний. М., 2011. С. 28; Уголовное право Российской Федерации: Учебник / Отв. ред. В.П. Кашепов. М., 1999. С. 44.

Малозначительность деяния определяется тем, запрещено ли оно только УК РФ или также и КоАП РФ. Преступление нарушает как общие правила (установленные только в УК РФ), например убийство, изнасилование, грабеж, получение взятки (ст. 105, 131, 161, 290), так и правила, наказание за нарушение которых предусмотрено в КоАП РФ, например незаконное получение кредита (ст. 176 УК РФ и ст. 14.11 КоАП РФ), нарушение безопасности движения и эксплуатации транспортных средств (ст. 264 УК РФ и ст. 12.5 - 12.17 КоАП РФ). Следовательно, можно говорить о двух ситуациях запрещенности деяния. Первая, когда есть правомерное, административно-противоправное и уголовно-противоправное поведение, где административное правонарушение выступает "буфером" между непреступным поведением и преступлением. Во второй ситуации такого "буфера" между преступлением и непреступным поведением нет, деяние либо преступно, либо нет. Представляется, что малозначительность деяния возникает только при второй ситуации, поскольку, являясь непреступным, малозначительное деяние не влечет правовой ответственности (административной и гражданско-правовой) в силу абсолютно не общественно опасного характера малозначительного деяния, но может быть моральной <4>. До мая 1998 г. ч. 2 ст. 14 УК РФ содержала следующую формулировку: "...то есть не причинившее вреда и не создавшее угрозу причинения вреда личности, обществу или государству". В данном случае речь шла о причинении фактического вреда - имущественного ущерба или физического вреда.
--------------------------------
<4> См.: Багиров Ч.М. Малозначительность деяния и ее уголовно-правовое значение: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Тюмень, 2005. С. 10.

Верховный Суд РФ понимает малозначительность деяния в широком смысле. В частности, в п. 12 Постановления Пленума ВС РФ от 23 ноября 2010 г. N 26 "О некоторых вопросах применения судами законодательства об уголовной ответственности в сфере рыболовства и сохранения водных биологических ресурсов (статьи 253, 256 УК РФ)" отмечается, что, если действия, связанные с незаконной добычей (выловом) водных биологических ресурсов, совершенные лицом с применением самоходного транспортного плавающего средства либо в местах нереста или на миграционных путях к ним или на особо охраняемых природных территориях, хотя формально и содержали признаки преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 253 или ст. 256 УК РФ, но в силу малозначительности не представляли общественной опасности, когда не использовались способы массового истребления водных животных и растений, суд вправе прекратить уголовное дело на основании ч. 2 ст. 14 УК РФ. При этом основанием для признания действий подсудимого малозначительными может служить, например, незначительное количество и стоимость выловленной рыбы, отсутствие вредных последствий для окружающей среды, а также используемый способ добычи, который не является опасным для биологических, в том числе рыбных, ресурсов.

Представляется, что такое преступление, как незаконная добыча (вылов) водных биологических ресурсов (ст. 256 УК РФ), не может быть малозначительным, поскольку оно окончено с момента начала вылова водных биологических ресурсов, и в КоАП РФ есть ст. 8.37, устанавливающая наказание за нарушение правил добычи (вылова) водных биологических ресурсов. Деяние, предусмотренное ч. 2 ст. 253 УК РФ, также не может быть малозначительным, поскольку исследование, поиск, разведка, разработка природных ресурсов будут считаться оконченными преступлениями с момента совершения указанных действий без соответствующего разрешения. Кроме того, в ч. 1 ст. 8.17 КоАП РФ предусмотрено наказание за нарушение стандартов (правил) безопасного проведения поиска, разведки или разработки минеральных ресурсов. При наличии всех признаков состава преступления, предусмотренного ст. 256 УК РФ, где обязательны способ и место преступления, действия лица уже являются преступными. А в зависимости от обстоятельств произошедшего к нему могут быть применены меры уголовно-правового воздействия: от назначения наказания в виде штрафа до условного осуждения. Если же такие действия не являются преступлением, то тогда виновный должен быть привлечен к административной ответственности. Следование рекомендациям ВС РФ приведет к неоднозначному применению норм уголовного права, когда в одних случаях действия лица, совершившего указанные деяния, будут признаны преступными, а в других - малозначительными.

В то же время, как отмечено в п. 9 Постановления Пленума ВС РФ от 18 октября 2012 г. N 21 "О применении судами законодательства об ответственности за нарушения в области охраны окружающей среды и природопользования", преступления, предусмотренные в п. "б", "в" и "г" ч. 1 ст. 258 УК РФ, признаются оконченными с момента начала совершения действий, непосредственно направленных на поиск, выслеживание, преследование в целях добычи охотничьих ресурсов, а также на их добычу. В этом случае ВС РФ ничего не говорит о малозначительности деяния в зависимости от средств, используемых при незаконной охоте.

Малозначительности нет, если условием привлечения к уголовной ответственности является наступление строго формализованных последствий, например определенной суммы ущерба. Так, уклонение от уплаты налогов (ст. 198 УК РФ) признается преступлением, только если налоги были не уплачены в крупном размере. Поэтому при уклонении от уплаты налогов в меньшем размере, чем предусмотрено в примечании к ст. 198 УК РФ, речь идет не о малозначительности деяния, а об отсутствии состава преступления, поскольку нет одного из признаков объективной стороны состава преступления, предусмотренного ст. 198 УК РФ, - последствий <5>. В этом случае говорится о совершении административного (налогового) правонарушения, предусмотренного ст. 119 - 122 Налогового кодекса РФ.
--------------------------------
<5> См.: Гонтарь И.Я., Зинченко И.А., Козлов А.П. и др. Энциклопедия уголовного права. Т. 3: Понятие преступления. СПб., 2005. С. 93.

Нет малозначительности деяния и при совершении хищения малоценного имущества из помещения и жилища, поскольку действие ст. 7.27 КоАП РФ согласно примечанию к этой статье не распространяется на совершение хищения, предусмотренного ч. 2 ст. 158 УК РФ. В то же время действующая редакция ст. 7.27 КоАП РФ порождает ситуацию, противоречащую основам квалификации преступлений, когда квалифицированный состав не содержит всех признаков основного состава. Поэтому в теории обоснованно предложено решить эту проблему, включив в ч. 2 ст. 158 УК РФ, предусматривающую наказание за квалифицированные виды кражи, формулировку "кража чужого имущества вне зависимости от его стоимости, совершенная...". Аналогичным образом следует сформулировать ч. 2 ст. 159 и 160 УК РФ <6>.
--------------------------------
<6> См.: Вишнякова Н.В. Объект и предмет преступлений против собственности. Омск, 2008. С. 219.

На основании изложенного сложно согласиться с решением ВС РФ по делу Б., который, будучи в магазине, взял шнурки стоимостью 18 руб. и один тюбик крема для обуви по цене 36 руб. и, не оплатив их, был задержан на выходе из магазина. За это Б. был осужден по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 158 УК РФ к одному году лишения свободы условно с испытательным сроком в один год. При этом на момент совершения хищения минимальный размер оплаты труда как критерий разграничения уголовно наказуемой и административно наказуемой кражи составлял 83 руб. 43 коп. Также было установлено, что Б. впервые совершил правонарушение, до этого ни в чем предосудительном замечен не был, каких-либо вредных последствий его действия для магазина не повлекли, вину Б. признал и полностью раскаялся, занимается общественно полезным трудом и положительно характеризуется как исполнительный и профессиональный сотрудник.

Поэтому, по мнению Судебной коллегии ВС РФ, действия Б., хотя формально и содержат признаки преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30 и ч. 1 ст. 158 УК РФ, но в силу малозначительности не представляют общественной опасности <7>. Однако если бы Б. довел свои действия до окончания, то причинил бы тем самым магазину ущерб, размер которого недостаточен для признания его действий преступлением, но достаточен для признания их административным правонарушением (ст. 7.27 КоАП РФ). Кроме того, при решении вопроса о малозначительности следует учитывать мотив и цель деяния, т.е. обстоятельства, проявившиеся в действии.

В то же время обстоятельства, проявившиеся в докриминальном и посткриминальном поведении (раскаяние, добровольное возмещение ущерба, образ жизни до преступления, семейное положение и т.д.), учитываться не должны <8>. Это связано с тем, что в УК РФ существуют нормы (ст. 75, 76), регламентирующие основания и условия освобождения от уголовной ответственности, характеризующие докриминальное и посткриминальное поведение виновного.
--------------------------------
<7> См.: ВВС РФ. 2000. N 9. С. 7.
<8> См.: Багиров Ч.М. Указ. соч. С. 12 - 13.

Малозначительность деяния невозможна и при неоконченном деянии, совершенном с неконкретизированным умыслом. Поэтому трудно согласиться с решением ВС РФ по делу Н., который, незаконно проникнув в библиотеку, похитил принадлежавшие Р. две пары ножниц, не представлявших материальной ценности. Первоначально суд квалифицировал его действия по п. "б" ч. 2 ст. 158 УК РФ как тайное хищение чужого имущества, совершенное с незаконным проникновением в помещение. Однако из показаний осужденного Н. усматривается, что он проник в помещение библиотеки с целью хищения какой-либо оргтехники, но, не обнаружив ничего ценного, взял с собой найденные в ящике ножницы, которые позже выбросил.

В соответствии с действующим законодательством чужим имуществом как предметом хищения признаются вещи, по поводу которых существуют отношения собственности, обладающие ценностью и стоимостью. Как установлено судом в приговоре, похищенные осужденным ножницы не представляют материальной ценности. В соответствии с ч. 2 ст. 14 УК РФ не является преступлением действие, хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного УК РФ, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности.

При таких обстоятельствах, когда Н. приговором суда первой инстанции не был осужден за хищение оргтехники, его действия в части хищения из библиотеки, вопреки доводам надзорного представления, не могут быть квалифицированы по ч. 3 ст. 30 и п. "б" ч. 2 ст. 158 УК РФ как покушение на кражу, совершенное с проникновением в помещение, а материалы дела в этой части подлежат прекращению на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ ввиду отсутствия состава преступления <9>. В данном случае квалифицирующий признак, характеризующий место преступления, и неконкретизированный умысел не позволяют говорить о малозначительности деяния <10>.
--------------------------------
<9> См.: Определение ВС РФ от 26 июня 2008 г. N 9-Дп08.
<10> См.: Гонтарь И.Я., Зинченко И.А., Козлов А.П. и др. Указ. соч. С. 92 - 93.

Сторонник широкого понимания малозначительности деяния Н.Ф. Кузнецова приводит пример, когда человек проникает в квартиру бывшей жены и похищает альбом с семейными фотографиями. Поскольку стоимость похищенного незначительна, то можно говорить о малозначительности деяния, однако сам факт проникновения в жилище следует квалифицировать по ст. 139 УК РФ <11>. Действительно, осуждать бывшего мужа даже условно по ч. 3 ст. 158 УК РФ за совершение кражи семейного альбома вряд ли справедливо, и, возможно, здесь речь идет о малозначительности деяния, однако такие ситуации встречаются крайне редко.
--------------------------------
<11> См.: Гонтарь И.Я., Зинченко И.А., Козлов А.П. и др. Указ. соч. С. 94.

Одним из критериев разграничения преступного поведения от непреступного, выступает и способ преступления. В связи с этим определимся с правовой оценкой открытого хищения чужого имущества на сумму менее 1000 руб., поскольку согласно ст. 7.27 КоАП РФ уголовной ответственности за грабеж лицо подлежит независимо от стоимости похищенного. Ряд авторов считают, что такие деяния являются малозначительными, поэтому в ст. 7.27 КоАП РФ следует внести изменения о том, что открытое хищение чужого имущества на сумму менее 1000 руб. влечет административное наказание <12>. Представляется, что открытое хищение чужого имущества на сумму менее 1000 руб. не может признаваться малозначительным, поскольку общественная опасность грабежа определяется не только стоимостью похищенного, но и его способом, что свидетельствует о дерзости виновного <13>. В этом случае у суда существуют другие способы адекватно отреагировать на такие действия, назначив наказание в виде штрафа, обязательных работ или условное осуждение.
--------------------------------
<12> См.: Шнитенков А.В. Проблемы применения норм о малозначительности деяния // Уголовное право: стратегия развития в XXI веке: Матер. IX Междунар. науч.-практ. конф. (26 - 27 января 2012 г.). М., 2012. С. 181; Цепелев В., Мартыненко Н. Малозначительность деяния в судебной практике и интересы потерпевшего // Уголовное право. 2012. N 3. С. 73.
<13> См.: Ераксин В.В. Ответственность за грабеж. М., 1972. С. 24.

Кроме того, в теории полагают, что малозначительность деяния может определяться ролью лица в совершении преступления <14>. А.П. Козлов приводит пример, когда два человека договорились совершить кражу из магазина. Взломав двери и вытащив похищенное на крыльцо, они увидели, что у крыльца стоит жена одного из них с санями, чтобы облегчить доставку похищенного, поскольку она слышала, как они договаривались о краже <15>. Однако представляется, что в данном случае малозначительности нет, к лицу, которое присоединилось к преступлению в процессе его совершения, следует применить такую меру уголовно-правового характера, как условное осуждение.
--------------------------------
<14> См.: Цепелев В., Мартыненко Н. Указ. соч. С. 74.
<15> См.: Козлов А.П. Указ. соч. С. 769.

Малозначительность возможна при посягательстве на личные неимущественные права, например, когда человек, проходя по улице, из любопытства заглядывает в окно квартиры, находящейся на первом этаже, и тем самым визуально проникает в жилище (ст. 139 УК РФ), нарушая неприкосновенность частной жизни (ст. 137 УК РФ). К малозначительному деянию может быть отнесено и кратковременное, на несколько минут, незаконное лишение свободы <16>. Малозначительности нет при посягательстве на жизнь и здоровье человека. В теории предложено дополнить ст. 14 УК РФ частью 3, где содержался бы перечень деяний, совершение которых нельзя признавать малозначительными <17>.
--------------------------------
<16> См.: Российское уголовное право: Курс лекций. Т. 3 / Под ред. А.И. Коробеева. Владивосток, 2000. С. 303.
<17> См.: Базарова С. Малозначительность деяния // Законность. 2009. N 1. С. 57.

Следовательно, под малозначительностью следует понимать совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, не причинившего фактического вреда, наказание за которое предусмотрено только в УК РФ.

Наиболее типичными ситуациями малозначительности деяния являются случаи, когда деяние характеризуется не воздействием на предметы материального мира, а совершением действий с этими предметами, поскольку в УК РФ не указаны их размер и количество и в КоАП РФ отсутствует норма, предусматривающая наказание за их совершение. Например, в ст. 191 УК РФ нет указания на массу и стоимость драгоценных металлов, совершение незаконных сделок с которыми преступно. Поэтому разграничение преступления, предусмотренного ст. 191 УК РФ, и малозначительного деяния происходит в каждом конкретном случае. Так, Судебная коллегия по уголовным делам ВС РФ прекратила в отношении Г. уголовное дело в силу малозначительности деяния, поскольку в сентябре 1997 г. он был задержан при попытке сбыть сплав металлов, где доля серебра была 60%. Стоимость одного грамма серебра на тот момент равнялась 1,142 руб., соответственно, цена серебра, находившегося в сплаве, составляла 164 руб., что было менее двух минимальных оплат труда на момент совершения преступления <18>.
--------------------------------
<18> См.: ВВС РФ. 2002. N 10. С. 17.

Учитывая, что в диспозиции ст. 290 УК РФ нет указания на размер взятки и в КоАП РФ нет нормы, устанавливающей наказание за дачу взятки, малозначительность деяния возможна, если сумма вознаграждения незначительна, его получение не было оговорено заранее и оно было передано после и за совершение законных действий должностного лица.

Не указаны количественные характеристики предмета и в ст. 222 УК РФ. Так, З. в марте 2009 г. нашел один патрон калибра 7,62 мм, являвшийся боеприпасом к нарезному охотничьему оружию, принес его домой и незаконно хранил. Указанный патрон был обнаружен и изъят во время обыска в апреле 2009 г. За указанные действия З. был осужден к одному году лишения свободы. Однако ВС РФ в Определении от 10 февраля 2011 г. N 55-Д10-23 указал, что, признавая З. виновным в незаконных приобретении и хранении боеприпаса - единичного патрона калибра 7,62 мм, суд не учел, что З. не имел никакого оружия, приобрел патрон случайно, не придавая никакого значения его нахождению в своей квартире. Также в деле нет данных о том, что подсудимый причинил или создал угрозу причинения вреда. Поэтому приговор был отменен в связи с отсутствием состава преступления. Представляется, что речь идет не об отсутствии состава преступления, поскольку имеются все его признаки, предусмотренные ст. 222 УК РФ, а о малозначительности деяния.

Малозначительность деяния возможна и при совершении такого преступления, как использование подложного документа, поскольку в ч. 3 ст. 327 УК РФ нет указания на то, что документ должен быть официальным, что не всегда учитывается при квалификации. Так, Р. подделал ходатайство от имени должностных лиц университета о его допуске к архивам, на основании чего ему разрешили работать в них. Первоначально он был осужден по ч. 3 ст. 196 УК РСФСР (ч. 3 ст. 327 УК РФ), а затем освобожден от уголовной ответственности ввиду отсутствия состава преступления, поскольку ходатайство о допуске в архив не относится к официальным документам, так как это право предоставляется только на основании пропуска для работы в архивах, выписываемого после разрешения начальника архива <19>. Представляется, что действия Р. следовало признать непреступными не вследствие отсутствия состава преступления (нет официального документа), а вследствие малозначительности деяния (использование ходатайства о допуске к архивам не представляло общественной опасности) <20>.
--------------------------------
<19> См.: ВВС РФ. 1993. N 5. С. 14.
<20> См.: Федин А. Некоторые особенности квалификации преступления, предусмотренного частью 3 статьи 327 УК РФ // Уголовное право. 2008. N 3. С. 59.

В приведенных примерах речь шла о малозначительности деяний с формальным составом, совершение которых не влечет ни административной, ни материальной ответственности. Рассмотрим возможность малозначительности в деяниях с материальным составом. В теории отмечают невозможность малозначительности деяния, когда наличие состава связано с фактом наступления вреда, например "существенное нарушение прав и законных интересов" при злоупотреблении должностными полномочиями (ст. 285 УК РФ) <21>.

Представляется, что эта позиция справедлива, лишь если последствия как условие признания деяния преступлением материализованы, т.е. поддаются учету, поскольку на практике встречаются ситуации, когда суды полагают, что должностные лица существенно нарушили права и законные интересы граждан и государства. Так, инспекторы ДПС Р. и М. были признаны виновными в преступлении, предусмотренном ст. 285 УК РФ, за то, что изъяли у водителя И. водительское удостоверение, не отправив его самого на медицинское освидетельствование. Верховный Суд РФ приговор отменил, прекратив уголовное дело на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ и указав на немотивированность вывода суда о том, что действиями осужденных были существенно нарушены охраняемые законом интересы государства <22>.
--------------------------------
<21> См.: Мальцев В.В. Указ. соч. С. 17.
<22> См.: ВВС РФ. 2006. N 7. С. 15.

Думается, что в приведенной ситуации можно говорить о малозначительности деяния, поскольку последствия как условие признания деяния преступлением описаны посредством оценочных признаков, так как не поддаются учету и наказание за злоупотребление полномочиями не предусмотрено в КоАП РФ. Следовательно, малозначительность возможна, если деяние влечет дисциплинарную ответственность.
Так, преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 303 УК РФ, окончено с момента фальсификации доказательств. Однако результаты изучения Н. Мирошниченко и Ю. Пудовочкиным судебной практики показывают, что суды неоднозначно оценивают последствия фальсификации доказательств. В одних случаях действия, предусмотренные ч. 2 ст. 303 УК РФ, признаются преступлением вне зависимости от того, являлось ли целью фальсификации доказательств осуждение или оправдание лица, в других же, если не была установлена такая цель, действия не признавались преступлением <23>. Представляется, что если какое-либо событие, которое необходимо установить в рамках уголовного дела, подтверждается другими доказательствами, то фальсификацию доказательств, лишь подтверждающих это событие, но не надлежаще оформленных, следует рассматривать как малозначительное деяния, хотя оно и влечет для лица, осуществляющего расследование, дисциплинарную ответственность. Так, М. была осуждена по ч. 2 ст. 303 УК РФ за то, что с целью избежать дисциплинарной ответственности за нарушение сроков предварительного следствия и уменьшения объема работы, связанной с вызовом и допросом потерпевшего, не допрашивая потерпевшую К., сфальсифицировала протокол ее допроса, переписав в бланк сведения, указанные К. в объяснении, и расписавшись за нее. Однако Судебная коллегия ВС РФ отметила, что в приговоре не были указаны мотивы и цели действий М., вследствие чего в ее действиях отсутствует состав преступления, предусмотренный ст. 303 УК РФ <24>. Следовательно, неустановление цели (использовать сфальсифицированный протокол) послужило основанием для отмены приговора. Такое решение обосновывается тем, что доказательством являются не протокол, а показания потерпевшего, которые не получили должного оформления.
--------------------------------
<23> См.: Мирошниченко Н., Пудовочкин Ю. Некоторые проблемы квалификации последствий служебных преступлений // Уголовное право. 2012. N 2. С. 60 - 61.
<24> См.: Определение ВС РФ от 19 июля 2006 г. N 87-о06-18.

Для разграничения преступной и непреступной фальсификации доказательств В. Борков предложил указать в диспозиции ч. 2 ст. 303 УК РФ цель - "фальсификация доказательств по уголовному делу с целью их последующего использования", поскольку только так можно причинить вред интересам правосудия (например, посягательство на финансовую систему государства не может состоять только лишь в подделке денег без цели их сбыта (ст. 186 УК РФ) <25>. Обоснованность указания на цель фальсификации доказательств определяется тем, что государство существует не для самого себя, когда нарушение установленного им запрета признается преступным, а для обеспечения интересов граждан в определенных сферах жизнедеятельности.
--------------------------------
<25> См.: Борков В. Сложность квалификации фальсификации доказательств (ст. 303 УК РФ) // Уголовное право. 2009. N 2. С. 22.

При рассмотрении проблемы малозначительности деяния возникает также вопрос о форме вины. По мнению Ч.М. Багирова, малозначительными могут признаваться только умышленные деяния <26>. Однако представляется, что в настоящее время малозначительным может быть признано и деяние, содержащее все признаки состава преступления, предусмотренного ст. 293 УК РФ. Это обусловлено тем, что одним из последствий халатности в настоящее время является существенное нарушение прав и законных интересов граждан, общества или государства, т.е. последствия не конкретизированы и описаны посредством оценочных признаков, а наказание предусмотрено только в УК РФ.
--------------------------------
<26> См.: Багиров Ч.М. Указ. соч. С. 9 - 10.

Итак, малозначительные деяния - это деяния, совершенные умышленно или неосторожно, содержащие все признаки состава преступления, наказуемые только в соответствии с УК РФ и не влекущие административной или материальной ответственности. Условно к формам малозначительности можно отнести совершение деяний, посягающих на такие личные неимущественные права, как свобода передвижения, неприкосновенность жилища и частной жизни; выражающихся в совершении действий с предметами материального мира; причиняющих нематериальный вред, когда последствия описаны посредством оценочных признаков.

Библиографический список

Багиров Ч.М. Малозначительность деяния и ее уголовно-правовое значение: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Тюмень, 2005.
Базарова С. Малозначительность деяния // Законность. 2009. N 1.
Борков В. Сложность квалификации фальсификации доказательств (ст. 303 УК РФ) // Уголовное право. 2009. N 2.
Вишнякова Н.В. Объект и предмет преступлений против собственности. Омск, 2008.
Гонтарь И.Я., Зинченко И.А., Козлов А.П. и др. Энциклопедия уголовного права. Т. 3: Понятие преступления. СПб., 2005.
Ераксин В.В. Ответственность за грабеж. М., 1972.
Козлов А.П. Понятие преступления. СПб., 2004.
Колосовский В.В. Теоретические проблемы квалификации уголовно-правовых деяний. М., 2011.
Мальцев В.В. Малозначительность деяния в уголовном праве // Законность. 1999. N 6.
Мирошниченко Н., Пудовочкин Ю. Некоторые проблемы квалификации последствий служебных преступлений // Уголовное право. 2012. N 2.
Российское уголовное право: Курс лекций. Т. 3 / Под ред. А.И. Коробеева. Владивосток, 2000.
Уголовное право Российской Федерации: Учебник / Отв. ред. В.П. Кашепов. М., 1999.
Федин А. Некоторые особенности квалификации преступления, предусмотренного частью 3 статьи 327 УК РФ // Уголовное право. 2008. N 3.
Цепелев В., Мартыненко Н. Малозначительность деяния в судебной практике и интересы потерпевшего // Уголовное право. 2012. N 3.
Шнитенков А.В. Проблемы применения норм о малозначительности деяния // Уголовное право: стратегия развития в XXI веке: Матер. IX Междунар. науч.-практ. конф. (26 - 27 января 2012 г.). М., 2012

 

Автор: 
Гость (не проверено)