Изъятие водительского удостоверения

 А. ХОТЬКО

Алексей Хотько, юрисконсульт ООО "АПП "Черкесское" - птицекомбинат "Черкесский".

С начала 2007 г. в СМИ часто поднималась тема правовой регламентации привлечения к административной ответственности за правонарушения в области дорожного движения в случае их фиксации работающими в автоматическом режиме специальными техническими средствами. Несомненно, эти изменения коснутся подавляющего большинства водителей транспортных средств - и профессионалов, и автолюбителей.

Новое...

После введения административной ответственности с ощутимыми штрафными санкциями за несоблюдение требований об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств изменения материальных и процессуальных норм, внесенные Федеральным законом "О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях" от 24.07.2007 N 210-ФЗ, являются, пожалуй, наиболее радикальными, существенно ужесточающими изначально либеральный характер Кодекса.

Наряду с изменениями, внесенными в Кодекс в части увеличения штрафов и использования спецсредств, работающих в автоматическом режиме, в Кодекс внесены спорные, коррупциогенные, направленные на неоправданное ограничение прав и свобод водителей транспортных средств процессуальные изменения.

Глава 27 Кодекса регламентирует применение мер обеспечения производства по делам об административных правонарушениях, и одной из них является изъятие вещей и документов (ст. 27.10).

С 1 января 2008 г. в соответствии с Федеральным законом N 210-ФЗ ч. 3 ст. 27.10 Кодекса будет изложена в следующей редакции:

"3. При совершении административного правонарушения, влекущего лишение права управления транспортным средством соответствующего вида, у водителя, судоводителя, пилота изымается водительское удостоверение, удостоверение тракториста-машиниста (тракториста), удостоверение судоводителя, удостоверение пилота и выдается временное разрешение на право управления транспортным средством соответствующего вида на срок до вступления в законную силу постановления по делу об административном правонарушении, но не более чем на два месяца. В случае если дело об административном правонарушении не рассмотрено в течение двух месяцев, срок действия временного разрешения на право управления транспортным средством соответствующего вида по ходатайству лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, продлевается судьей, органом, должностным лицом, правомочными рассматривать дело об административном правонарушении, на срок не более одного месяца при каждом обращении. При подаче жалобы на постановление по делу об административном правонарушении срок действия временного разрешения на право управления транспортным средством соответствующего вида продлевается судьей, должностным лицом, правомочными рассматривать жалобу, до вынесения решения по жалобе на постановление по делу об административном правонарушении".

Полагаем интересными для рассмотрения следующие новеллы указанной редакции.

Впервые с момента введения в действие действующего Кодекса установлен срок действия временного разрешения на право управления транспортным средством - два месяца. В тексте ч. 3 ст. 27.10 Кодекса сохраняется указание на действие временного разрешения до вступления в законную силу постановления по делу об административном правонарушении, которое по общему правилу не может быть вынесено по истечении двух месяцев со дня совершения административного правонарушения (ч. 1 ст. 4.5 Кодекса).

На первый взгляд названными выше нормами Кодекса предусмотрены случаи, при которых правомочные лица имеют возможность выходить за рамки двухмесячного срока на вынесение постановления по делу. Тем не менее по смыслу закона срок давности привлечения к административной ответственности приостанавливается лишь в случае, указанном в ч. 5 ст. 4.5 Кодекса, а сроки по ч. ч. 1, 2 ст. 29.6 Кодекса должны быть реализованы в пределах двух месяцев, в течение которых и должно быть вынесено постановление по делу об административном правонарушении, с учетом срока по ч. 5 ст. 4.5 Кодекса.

В то же время лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, то есть водитель, не имеет возможности повлиять ни на срок до момента поступления материалов дела правомочному лицу по ч. 5 ст. 4.5 Кодекса, ни на сроки по ч. ч. 1, 2 ст. 29.6 Кодекса. В результате выполнение требования ч. 1 ст. 4.5 Кодекса по сроку вынесения постановления по делу об административном правонарушении напрямую зависит от деятельности должностных лиц, почтовой службы, органов, судей, правомочных рассматривать дело.
В итоге на фоне, с одной стороны, увеличенного количества норм в Кодексе, предусматривающих в виде наказания лишение права управления транспортным средством, а с другой - известной всем практики несоблюдения правомочными лицами сроков рассмотрения дел об административных правонарушениях, срок действия временного разрешения на право управления транспортным средством, несмотря на возможность его продления по ходатайству, в реальной жизни будет являться пресекательным сроком на право управления транспортным средством, ограничивающим право гражданина еще до вступления в законную силу постановления по делу об административном правонарушении, то есть невиновного лица, что не соответствует закону (ч. 2 ст. 1.5 Кодекса).

Новая редакция ч. 3 ст. 27.10 Кодекса впервые содержит важную оговорку: "В случае если дело об административном правонарушении не рассмотрено в течение двух месяцев...".

Нет причин, по которым дело об административном правонарушении может быть не рассмотрено в течение двух месяцев и которые бы зависели от водителя. Более того, такое дело должно быть рассмотрено и в отсутствие лица, в отношении которого ведется производство, если имеются данные о надлежащем извещении лица о месте и времени рассмотрения дела и если от лица не поступило ходатайство об отложении рассмотрения дела либо если такое ходатайство оставлено без удовлетворения (ч. 2 ст. 25.1 Кодекса). Надлежащее извещение водителя о времени и месте рассмотрения дела об административном правонарушении в современных условиях является обязанностью и легко выполнимой задачей для правомочных органов власти.

По нашему мнению, внесение законодателем в Кодекс нормы, допускающей возможность рассмотрения дела об административном правонарушении за пределами двухмесячного срока с одновременным введением пресекательного срока действия временного разрешения на право управления транспортным средством, приведет к существенному увеличению количества случаев служебного злоупотребления со стороны правоприменителей.

В соответствии с новой редакцией ч. 3 ст. 27.10 Кодекса продление срока действия временного разрешения на право управления транспортным средством возможно только при ходатайстве об этом лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, что представляется спорным с точки зрения процессуального права.

Согласно ст. ст. 24.4, 25.1 Кодекса право заявлять ходатайство является именно правом, а не обязанностью лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, но теперь, следуя новой редакции ч. 3 ст. 27.10 Кодекса, нереализация права ходатайствовать может повлечь ограничение права на управление транспортным средством до вступления в законную силу постановления по делу об административном правонарушении.

Возникают вопросы:

Когда водителю отведена возможность заявить ходатайство: заранее, в последний день двухмесячного срока, на следующий день после истечения двухмесячного срока?

Каким образом - лично, нарочным, почтовым отправлением - может или должно быть направлено ходатайство?

Каким образом будет производиться продление срока действия временного разрешения с соответствующей отметкой в бланке временного разрешения, в случае если ходатайство доводится правоприменителю не лично водителем и удовлетворяется в связи с тем, что дело об административном правонарушении не рассмотрено в течение двух месяцев?

В действительности возможны случаи, при которых ходатайство о продлении срока действия временного разрешения на право управления транспортным средством водителем не заявлено по уважительным причинам и в то же время постановление по делу об административном правонарушении не вынесено по истечении двухмесячного срока. Уважительными причинами могут быть командировка водителя-работника с использованием личного транспорта, нахождение в рейсе водителя-работника, управляющего большегрузным транспортом.

В этих случаях применение ч. 3 ст. 27.10 Кодекса в новой редакции приобретает вид такой меры пресечения в уголовном процессе, как подписка о невыезде и надлежащем поведении (ст. 102 УПК). В случае изъятия водительского удостоверения водитель ближе к истечению двухмесячного срока действия временного разрешения обязан будет находиться в месте рассмотрения дела об административном правонарушении, не имея возможности выехать на длительное время, а по истечении срока действия временного разрешения обязан будет явиться к должностному лицу, судье для решения вопроса по существу дела либо для продления действия временного разрешения с внесением соответствующей отметки в бланке временного разрешения.
Представляется, что истинная причина подобных новшеств законодательства отражена в статье "Актуальные проблемы обеспечения безопасности дорожного движения на современном этапе" (А.П. Кузнецов, С.В. Изосимов, Н.Н. Маршакова), в которой высказано мнение, "что с вступлением в силу КоАП РФ сотрудники ГИБДД лишены права изымать водительские удостоверения за основное число административных правонарушений. В настоящее время изъятие водительского удостоверения допускается при совершении административного правонарушения, влекущего лишение права управления транспортным средством (ч. 3 ст. 27.10 КоАП РФ). Данная редакция повлекла за собой массовый отказ от исполнения постановления о наложении административного штрафа. При этом ч. 1 ст. 20.25 КоАП РФ крайне сложна и неэффективна в применении".

Таким образом, бессилие и неспособность должностных лиц различных органов власти реализовать полномочия, делегированные КоАП РФ, Законом РФ "О милиции" от 18.04.91 N 1026-1, Федеральным законом "Об исполнительном производстве" от 21.07.97 N 119-ФЗ, Федеральным законом "О судебных приставах" от 21.07.97 N 118-ФЗ, компенсируются введением таких норм процессуального права, которые необоснованно ограничивают права граждан.

...хорошо забытое старое?

До 1 июля 2002 года, то есть до введения в действие КоАП РФ, действующим законом являлся Кодекс РСФСР об административных правонарушениях, предусматривающий в ч. 5 ст. 244 изъятие у водителя водительского удостоверения при совершении нарушения, за которое могло быть наложено административное взыскание в виде штрафа или лишения права управления транспортным средством. Изъятие фиксировалось записью в протоколе о правонарушении, а также во временном разрешении. После уплаты штрафа водительское удостоверение возвращалось владельцу.

Отметим, что административное наказание в виде штрафа было предусмотрено всеми статьями главы 10 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях "Административные правонарушения на транспорте и в области дорожного хозяйства и связи", в том числе и статьями, регулирующими правоотношения в области безопасности дорожного движения.

Приказом МВД России от 23.03.93 N 130 была утверждена Инструкция об организации в органах внутренних дел производства по делам об административных нарушениях Правил дорожного движения и иных норм, действующих в сфере обеспечения безопасности дорожного движения, по которой временное разрешение дает водителю право на управление транспортными средствами в течение 30 суток после изъятия у него водительского удостоверения при наличии документа, удостоверяющего личность. Только спустя шесть лет с момента начала применения должностными лицами Инструкции Верховный Суд РФ своим решением от 02.12.99 N ГКПИ 99-689 признал незаконной названную норму Инструкции.

В настоящее время являются утратившими силу с 1 июля 2002 г. и Инструкция, и Кодекс РСФСР об административных правонарушениях. Однако вступающая в силу с 1 января 2008 г. редакция ч. 3 ст. 27.10 КоАП РФ похожа на признанные ранее Верховным Судом РФ незаконными нормы, устанавливавшие пресекательный срок действия временного разрешения на право управления транспортным средством.

В связи с тем что КоАП РФ является федеральным законом, оспаривание соответствия Конституции РФ нормам Кодекса возможно только в порядке конституционного производства и лишь в том случае, если права и свободы нарушаются законом, примененным или подлежащим применению в конкретном деле (ст. 96 ФКЗ "О Конституционном Суде Российской Федерации" от 21.07.94 N 1-ФКЗ). Время покажет...

Автор: